Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В


Кодексом об административных правонарушениях РФ



страница27/61
Дата28.04.2018
Размер1.29 Mb.
ТипСтатья
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   61
4. Кодексом об административных правонарушениях РФ.
Статья 25.5. Защитник и представитель
1. Для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в производстве по делу об административном правонарушении мо­жет участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потерпевшему - представитель.

2. В качестве защитника или представителя к участию в производстве по делу об административ­ном правонарушении допускается адвокат или иное лицо.

3. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским об­разованием. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом, (в ред. Федерального закона от 31.12.2002 N 187-ФЗ)

4. Защитник и представитель допускаются к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента составления протокола об административном правонарушении. В случае ад­министративного задержания физического лица в связи с административным правонарушением защитник допускается к участию в производстве по делу об административном правонарушении с момента админи­стративного задержания.

5. Защитник и представитель, допущенные к участию в производстве по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения про­изводства по делу, постановление по делу, пользоваться иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

Как показала практика адвокатской деятельности, закрепленные в законодательстве профессиональ­ные права адвоката, нуждаются в защите и правовом обеспечении. В последнее время в отношении адвока­тов в ряде мест со стороны органов предварительного следствия и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, предпринимались действия, прямо нарушающие их права. Это, в частности, неза­конные обыски по месту работы адвокатов, включая офисы адвокатских образований, незаконные вызовы на допрос и учинение допросов по обстоятельствам оказания юридической помощи, отказ в удовлетворении законных и обоснованных ходатайств по конкретным делам и т.п.

Одновременно редакция законодательных норм, регламентирующих сферу общественных отношений, связанных с оказанием юридической помощи, породила споры в процессе их применения на практике вследствие возникновения коллизии. Анализируя создавшуюся ситуацию, очевидно, что в конкретном слу­чае подлежит применению действующее в теории права правило приоритета частного над общим, в пользу применения частной законодательной нормы.

Для защиты профессиональных прав адвоката предусмотрены гарантии независимости адвоката, за­крепленные в ст. 18 Федерального закона.

__________________________________________________________________

См. также: Рекомендации по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении профессиональной деятельности (утв. Советом Федеральной палаты адвокатов РФ - прото­кол № 4 от 10.12.2003 года). Опубликованы в «Вестнике Адвокатской палаты Иркутской области» №1, 2004г.

__________________________________________________________________

Обращает на себя внимание тот факт, что все эти гарантии сфор­мулированы таким образом, что они заключаются в обязанности соответствующих государственных орга­нов принимать необходимые меры по их осуществлению. Следовательно, в каждом отдельном случае для претворения их в жизнь, рекомендуется обращаться в соответствующие государственные органы.

В соответствии с пунктом 1 названной статьи Федерального закона запрещено какое-либо вмешатель­ство в адвокатскую деятельность, а равно препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом.

Примечательно, что законодатель при этом не раскрывает сами понятия вмешательства в деятель­ность адвоката и препятствование ей.

Представляется, под вмешательством в адвокатскую деятельность можно понимать действия, посред­ством которых прямо или косвенно оказывается давление на адвоката кем бы то ни было с целью не допустить достижения им желаемых результатов работы. Например, как вмешательство в адвокатскую деятель­ность следует расценивать предъявление требований не заявлять ходатайства в интересах доверителя, необ­ходимость которых возникла по конкретному делу. Оказание давления в свете рассматриваемой нормы за­кона может выражаться в различных формах, как-то: устно, в том числе по телефону и использованием дру­гих коммуникационных средств, письменно и т.п.

Под воспрепятствованием деятельности адвоката можно понимать деяния, которые создают адвокату помехи в его работе по оказанию юридической помощи в интересах доверителя, создание каких-либо пре­пятствий для этой деятельности либо направлены на невыполнение его законных требований и запросов. Наиболее распространенным и имеющим место в настоящее время примером воспрепятствования деятель­ности адвоката является установленный в следственных изоляторах Минюста России отказ в доступе адво­ката к своему доверителю, находящемуся там под арестом. При этом, вопреки требованиям законодательст­ва и соответствующих судебных решений, от адвокатов требуют разрешение от следственных или судебных органов на доступ к арестованному. В практике встречались также случаи сокрытия места нахождения аре­стованного доверителя.

В вышеуказанных случаях адвокатам рекомендуется подобные действия обжаловать соответствую­щему прокурору и в суд в порядке ст. 19 УПК РФ. На практике этот способ противодействия незаконным действиям правоохранительных органов адвокатами используется недостаточно активно в виду его хлопот­ности и значительных временных затрат. В то же время, только повсеместное обжалование каждого неза­конного действия или решения соответствующих органов может обеспечить желаемый результат.

Также необходимо иметь в виду, что успешное противодействие незаконным действиям правоохрани­тельных органов, допускающих вмешательство в профессиональную деятельность адвоката или препятст­вующих ей, всецело зависит от соответствия действий адвоката действующему законодательству.


Одной из мер, направленных на защиту профессиональных прав адвоката, является установление за­прета на привлечение его к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение, закрепленное пунктом 2 статьи 18 Федерального закона (абзац 1).

Условиями применения этой меры защиты являются: а) если мнение выражено при осуществлении адвокатской деятельности; б) если в связи с ним не установлена вступившим в законную силу приговором суда виновность адвоката в преступном деянии. При этом необходимо иметь в виду, что уголовным законо­дательством (ст. 14 УК РФ) не установлена ответственность за высказывание какого-либо мнения, а пре­ступным признается, виновно совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие) запре­щенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

В настоящее время данный абзац пункта 2 статьи 18 Федерального закона рассматривается как «мерт­вая» норма и высказываются предложения об исключении ее из Федерального закона.

__________________________________________________________________

См. Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвока­туре в Российской Федерации под редакцией Д.Н. Козака. - М.: «Статут», 2003.

__________________________________________________________________

Вместе с тем, на практике может возникнуть ситуация, когда адвокат в интересах доверителя выска­зал мнение, которое окажется оскорбительным для других лиц и поэтому возможно обвинение его в оскорб­лении. Тогда и рассматриваемая норма закона окажется необходимой для применения.

На данном этапе ее также можно рассматривать в совокупности с положениями подпунктов 3 и 4 пункта 4 статьи 6 Федерального закона, в соответствии с которыми адвокат не вправе занимать по делу по­зицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя, а также делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее отрицает. Согласно подпункту 5 пункта 4 этой ж статьи Федерального закона адвокат не вправе разглашать сведения, сообщенные ему доверителем в связи с оказанием последнему юридической помощи, без его согласия. Со­вокупность приведенных норм закона, дает основание говорить об установлении адвокатского иммунитета.

Отдельно законодателем предусмотрена ответственность адвоката перед доверителем. Абзацем 2 пункта 2 статьи 18 Федерального закона оговорено, что установленные ограничения ответственности адво­ката не распространяются на гражданско-правовую ответственность адвоката перед доверителем. Такая ответственность может быть возложена на него в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 329 ГК РФ, в виде неустойки и других видов гражданско-правовых санкций, основанных на законе или содержаще­гося в соглашении между им и доверителем. В целях обеспечения исполнения соглашения об оказании юридической помощи пунктом 3 статьи 45 Федерального закона предусмотрено добровольное страхование адвокатом риска своей


профессиональной имущественной ответственности. Обязательное страхование тако­го риска в силу требований части 1 этой же статьи Федерального закона устанавливается с 1 января 2007 года. Спорным в настоящее время остается вопрос о пределах имущественной ответственности адвоката перед доверителем - в размере полученного гонорара или в размере причиненного материального ущерба или упущенной выгоды. В то же время, следует иметь в виду, что такая ответственность может наступить, только если она оговорена в законе или соглашении на оказание юридической помощи.

В числе мер по защите профессиональных прав адвоката пунктом 3 ст. 18 Федерального закона пре­дусмотрено запрещение кем бы то ни было истребование от него и от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической по­мощи по конкретным делам. Из норм процессуального законодательства следует, что термин «сведения» используется при закреплении понятия доказательств.

В частности,

- ст. 74 УПК РФ - доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе кото­рых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавлива­ет наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела;

- ст. 55 ГПК РФ - доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом по­рядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела;

- ст. 64 АПК РФ - доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Анализ вышеприведенных законодательных норм в сравнении с положениями пункта 3 статьи 18 Фе­дерального закона позволяет сделать вывод, что в понятии «сведения», содержащееся в Федеральном зако­не, имеет более широкое значение. В пункте 3 статьи 18 Федерального закона само понятие «сведения» рас­сматривается более широко по сравнению с процессуальными законодательными актами. Такой вывод по­зволяет сделать содержащаяся в данной норме закона следующая формулировка: «сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам». Критерием для определения сведений, которые не допустимо истребовать от адвоката, является то, что они получены в ходе оказания юридической помощи и они не должны причинить вреда доверителю в связи с его обращением за этой помощью. При этом, как представляется, сведения, полученные в связи с оказанием юридической помощи по конкретному делу, не­обходимо рассматривать в
самом широком их значении и под ними следует понимать все те из них, которые получены в процессе осуществления любого вида адвокатской деятельности, предусмотренной законода­тельством.

Эти же требования законодателем распространены, не только на конкретного адвоката, но и на адво­катские образования (адвокатский кабинет, адвокатское бюро, коллегия адвокатов, юридическая консульта­ция), адвокатские палаты и Федеральную палату адвокатов.

Одновременно необходимо иметь в виду предусмотренное пунктом 2 статьи 8 Федерального закона запрещение на вызов и допрос в качестве свидетеля адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. Кроме того, в соответст­вии с пунктом 2 части 3 статьи 56 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ) не под­лежат допросу адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах, ставших ему известны­ми в связи обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием. В силу требований пункта 3 этих же части и статьи УПК РФ приведенные положения должны применяться не только в отно­шении защитника подозреваемого или обвиняемого, но и в отношении адвоката, присутствующего в следст­венных действиях на стороне потерпевшего, свидетеля, других участников процесса и участвующих в деле лиц.

Существенное место в числе мер по защите профессиональных прав адвоката занимают меры по за­щите личности адвоката, членов его семьи и их имущества. Они предусмотрены пунктом 4 статьи 18 Феде­рального закона.

При этом в Законе не содержится указаний на конкретные меры, которые в случае необходимости надлежит предпринимать для исполнения этих законоположений.

Как представляется, эти меры в полном объеме содержатся Федеральном законе РФ № 45-ФЗ от 20 апреля 1995 года «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контроли­рующих органов». Названный закон устанавливает систему мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества указанных лиц и их близких в целях обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, сотрудников федеральных органов государственной охраны, осуществляющих функции, выполнение которых может быть сопряжено с посягательствами на их безопасность, а также создания надлежащих условий для отправления правосудия, борьбы с преступления­ми и другими правонарушениями согласно статье 3 данного закона установлены такие виды государствен­ной защиты:

1) применение уполномоченными на то государственными органами (далее - органы, обеспе­чивающие безопасность) мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья указанных лиц, а также обес­печение сохранности их имущества;

2) применение мер правовой защиты, предусматривающих в том числе повышенную уголовную ответственность за посягательство на их жизнь, здоровье и имущество;

3) осуществление мер социальной защиты, предусматривающих реализацию установленного настоящим Федеральным законом права на материальную компенсацию в случае их гибели (смерти), причинения им телесных повре­ждений или иного вреда их здоровью, уничтожения или повреждения их имущества в связи с их служебной деятельностью.

Статьей 5 этого же Федерального закона для обеспечения защиты жизни и здоровья защищаемых лиц и сохранности их имущества могут применяться установленные меры безопасности, а именно:

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности;

3) временное помещение в безопасное место;

4) обеспечение конфиденциально­сти сведений о защищаемых лицах;

5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (служ­бы) или учебы;

6) переселение на другое место жительства;

7) замена документов, изменение внешности.

Также в вышеуказанных целях законодательством допускается проведение оперативно-розыскных меро­приятий, установленных Законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Представляется, что в настоящее время в виду принятия и введения в действие Федерального закона адвокаты и члены их семей должны быть внесены в число лиц, подлежащих охране, посредством внесения соответствующих дополнений в ст. 2 Федерального закона РФ «О государственной защите судей, должно­стных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

Непосредственное исполнения требований закона по защите адвокатов, членов их семей и их имуще­ства возложено на органы внутренних дел, которые в соответствии со ст. 2 Закона РФ «О милиции» осуще­ствляют оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов, в пределах данного закона.

В свете приведенных положений при возникновении ситуаций, угрожающих жизни и здоровью адво­ката, членам его семьи, а равно, принадлежащему им имуществу, рекомендуется, до внесения соответст­вующих дополнений в закон, обращаться в органы внутренних дел с требованием о необходимой защите, основывая это требование вышеуказанной статьи Закона РФ «О милиции».

Одной из мер по защите профессиональных прав адвоката является установление специального по­рядка уголовного преследования адвоката, который закреплен пунктом 5 статьи 18 Федерального закона, а его порядок определен ст.ст. 447, 448 и 450 УПК РФ

В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ адвокаты отнесены к категории лиц, в отношении которых установлен особый процессуальный порядок производства по уголовному делу.

В частности, в силу требований п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда или гарни­зонного военного суда. Следовательно, чтобы получить такое заключение соответствующий прокурор обя­зан войти в соответствующий суд с мотивированным представлением, в котором подлежит освещению по­вод к возбуждению уголовного дела в отношении адвоката, наличие оснований к этому решению и приведе­ны необходимые доказательства, подтверждающие доводы прокурора. В силу требований части 2 этой же статьи УПК РФ представление прокурора подлежит рассмотрению в закрытом судебном заседании и в нем должны участвовать, помимо прокурора, также адвокат, в отношении которого внесено представление и, по желанию последнего - его защитник. Представление должно быть рассмотрено судом не позднее 10 суток со дня его поступления. По результатам судебного разбирательства суд дает заключение о наличии или от­сутствии в действиях адвоката признаков преступления. И только на основании такого заключения суда прокурор вправе решить вопрос о возбуждении уголовного дела либо отказе в этом.

На основании требований ч. 4 ст. 146 УПК РФ о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении прокурор обязан уведомить адвоката, в отношении которого принято такое решение.

Аналогичный процессуальный порядок применяется, если уголовное дело в отношении адвоката не возбуждалось, а в ходе досудебного производства, по мнению органов расследования, возникла необходи­мость привлечь адвоката по этому же делу в качестве обвиняемого.

После возбуждения уголовного дела либо привлечения адвоката в качестве обвиняемого, следствен­ные и иные процессуальные действия в отношении его проводятся в общем порядке, как установлено пунк­том 1 статьи 450 УПК РФ.

Если же в отношении адвоката уголовное дело в установленном порядке не возбуждено, а равно он не был привлечен в качестве обвиняемого по конкретному уголовному делу, производство таких следственных и иных процессуальных действий, осуществляемых не иначе как на основании судебного решения, в соот­ветствии с требованиями части 5 статьи 450 УПК РФ проводятся с согласия районного или гарнизонного военного суда.

Приведенная норма не содержит перечня таких действий и не определяет порядок получения согла­сия на их проведение. Они перечислены в части 2 статьи 29 УПК РФ, поскольку принятие решений на про­ведение указанных в ней действий относится к полномочиям только суда, а статьей 165 того же Кодекса закреплен процессуальный порядок принятия судебного решения об этом.

Согласно части 1 статьи 165 УПК РФ ходатайство о производстве следственного действия возбужда­ется перед судом следователем с согласия прокурора в случаях, предусмотренных пунктами 4-9 и 11 части 2 статьи 29 УПК РФ. Указанными пунктами приведенной процессуальной нормы

предусмотрены следствен­ные и иные процессуальные действия, которые могут проводиться по судебному решению. К ним относятся решения:

1) о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

2) о производстве обыска и (или) выемки в жилище;

3) о производстве личного обыска, за исключением случаев, пре­дусмотренных статьей 93 УПК РФ;

4) о производстве выемки предметов и документов, содержащих инфор­мацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

5) о наложении ареста на корреспон­денцию, разрешении на ее осмотр и выемку в учреждениях связи;

6) о наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

7) о контроле и записи телефонных и иных перегово­ров.

Судебное заседание по рассмотрению ходатайства разрешается судьей единолично не позднее 24 ча­сов с момента его поступления в суд.

Обжалование данного судебного решения может быть осуществлено в общем порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   61

Похожие:

Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconСодержани е обращение к читателям Президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В
Обращение к читателям Президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconРешение совета Адвокатской палаты Новосибирской области о порядке участия представителей Совета Адвокатской палаты
Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда РФ определен правовой статус представителя адвокатской палаты и конкретизированы...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconИркутской области
Рх, руководствуясь пунктом положения о министерстве здравоохранения Иркутской области, утвержденного постановлением Правительства...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconУтвержден
Контрольно-счетной палаты Иркутской области, постановление Коллегии №2(217)/2-ксп от «05» февраля 2016 года
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconАдвокатская палата Брянской области
Совета апбо от 25 марта 2014 года «О размещении информации на официальном сайте апбо», данные решения соблюдаются далеко не всеми...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconМетодические рекомендации по разработке органами местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Иркутской области планов мероприятий («дорожных карт») по развитию территорий муниципальных образований Иркутской области
Иркутской области планов мероприятий («дорожных карт») по развитию территорий муниципальных образований Иркутской области
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconИнформация об исполнении областных государственных полномочий в области охраны труда в г. Иркутске
Тики в области охраны труда осуществлялась в рамках реализации Законов Иркутской области «Об охране труда в Иркутской области», «О...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconРоссийская федерация черемховский район, Иркутской области Новогромовское муниципальное образование
Генеральных планов поселений и городских округов, статьями 11, 12 Закона Иркутской области от
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconМетодические рекомендации министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по вопросам создания муниципальными образованиями Иркутской области доступной среды для инвалидов и других маломобильных групп населения
Далее – мгн в Иркутской области, в том числе наличие барьеров, препятствующих получению услуг инвалидами наравне с другими гражданами,...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconI. Обзор основных изменений законодательства о местном самоуправлении, внесенных в течение последнего времени
Методические рекомендации министерства образования Иркутской области муниципальным образованиям Иркутской области


База данных защищена авторским правом ©metodir.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница