Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В



страница29/61
Дата28.04.2018
Размер1.29 Mb.
ТипСтатья
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   61
установил:
1. З.Р. Шенгелая, осужденный за совершение разбоя (пункты "а", "б" части третьей статьи 162 УК Российской Феде­рации) к двенадцати годам лишения свободы и отбывавший наказание в колонии общего режима, по постановлению суда был переведен на три года на тюремный режим отбывания наказания. Как в период нахождения в колонии, так и в период нахождения в тюрьме за злостные нарушения установленного порядка отбывания наказания он подвергался дисциплинар­ным взысканиям в виде перевода в помещение камерного типа и водворения в штрафной изолятор. При этом администра­ция названных учреждений со ссылкой на положения статьи 118 УИК Российской Федерации отказывала адвокату, пригла­шавшемуся по просьбе З.Р. Шенгелая для оказания помощи в подготовке жалоб на приговор, другие судебные решения и на решения администрации исправительных учреждений о наложении дисциплинарных взысканий, в предоставлении сви­даний с клиентом.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации З.Р. Шенгелая утверждает, что в соответствии с примененными в отношении него положениями части первой и пункта "г" части второй статьи 118 УИК Российской Федера­ции - во взаимосвязи со статьей 89 того же Кодекса, регламентирующей порядок предоставления свиданий осужденному к лишению свободы, - осужденный, переведенный в штрафной изолятор или в помещение камерного типа, лишается права на свидания с адвокатом, причем на неопределенное время, поскольку эти виды дисциплинарных взысканий могут назна­чаться подряд неограниченное число раз в связи с новыми нарушениями. Тем самым, по мнению заявителя, ущемляются его права на получение квалифицированной юридической помощи и на защиту его прав и свобод, в том числе путем обжа­лования приговора, других судебных решений, а также решений администрации исправительного учреждения о наложении дисциплинарных взысканий, что противоречит статьям 45 (пункт 1), 48 (пункт 1) и 50 (пункт 3) Конституции Российской Фе­дерации.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу яв­ляются положения части первой
и пункта "г" части второй статьи 118 УИК Российской Федерации, которыми устанавлива­ются ограничения права осужденных, водворенных в штрафной изолятор или переведенных в помещение камерного типа, на свидания, во взаимосвязи с положениями статьи 89 данного Кодекса, регламентирующими предоставление осужден­ным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на ока­зание юридической помощи.

2. Согласно статье 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифици­рованной юридической помощи (пункт 1), а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления - право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (пункт 2). Исходя из того, что Конституция Российской Федерации определяет на­чальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), данное право долж­но обеспечиваться ему на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при производстве в надзорной инстанции, а так­же при исполнении приговора. Само по себе осуждение лица за совершенное преступление и даже назначение ему в качестве наказания лишения свободы не могут признаваться достаточным основанием для ограничения его в праве на защиту своих прав и законных интересов путем обжалования приговора и других решений по уголовному делу, заявления хода­тайств о смягчении назначенного по приговору суда наказания, возражения против представления администрации учреж­дения, исполняющего наказание, об изменении назначенного судом наказания на более тяжкое или об изменении режима отбывания наказания.

С учетом особенностей статуса осужденного право на квалифицированную юридическую помощь гарантируется ему не только для обеспечения возможности отстаивать свои интересы в рамках уголовного процесса, но и для защиты от ущемляющих его права и законные интересы действий и решений органов и учреждений, исполняющих наказание. То об­стоятельство, что осужденный, отбывающий наказание в виде лишения свободы, и тем более водворенный в штрафной изолятор или переведенный в помещение камерного типа, находится в подчиненном, зависимом от администрации испол­няющего наказание учреждения положении и ограничен в правомочиях лично защищать свои права и законные интересы, предопределяет особую значимость безотлагательного обеспечения ему права пригласить для оказания юридической по­мощи адвоката (защитника) и реальной возможности воспользоваться ею.

Реализация осужденным права на помощь адвоката (защитника), как и права на квалифицированную юридическую помощь в целом, в том числе по вопросам, связанным с применением дисциплинарных взысканий за нарушения установ­ленного порядка отбывания наказания, предполагает создание условий, позволяющих ему сообщить адвокату о существе своих требований по тому или иному вопросу и предоставить всю необходимую для их отстаивания информацию, а адво­кату - оказать своему доверителю консультативную


помощь и согласовать с ним действия по защите его прав и законных интересов.

В этих целях Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что обвиняемый - вне зави­симости от стадии уголовного судопроизводства - имеет право пользоваться помощью защитника и иметь свидания с ним наедине и конфиденциально, а защитник, в свою очередь, вправе иметь свидания с подзащитным, знакомиться с материа­лами уголовного дела, подготавливать и подавать жалобы в защиту его интересов (статьи 16, 47 и 53).

Право на получение юридической помощи гарантируется осужденным и Уголовно-исполнительным кодексом Рос­сийской Федерации (статья 12). Для ее получения осужденному, согласно части четвертой статьи 89 УИК Российской Фе­дерации, по его заявлению предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи; по желанию осужденного и указанных лиц свидания могут предоставляться наедине.

Введенным в действие с 1 июля 2002 года Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" также предусматривается, что адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверите­лем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), со­вершать иные действия, не противоречащие законодательству Российской Федерации (статья 6).

Закрепляя право адвоката на свидание с обвиняемым или иным доверителем, законодательство Российской Феде­рации гарантирует, что число свиданий и их продолжительность не могут быть ограничены (пункт 9 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации, подпункт 5 пункта 3 статьи 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвока­туре в Российской Федерации").

3. Непосредственное общение с адвокатом - важная составляющая права на получение квалифицированной юри­дической помощи, которое в силу Конституции Российской Федерации ни при каких условиях не подлежит произвольному ограничению, в том числе в части определения количества и продолжительности предоставляемых в этих целях свиданий. Федеральный законодатель, как следует из статей 71 (пункты "в", "о") и 76 (пункт 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 55 (пункт 3), вправе конкретизировать содержание закрепленного в статье 48 (пункт 2) Конститу­ции Российской Федерации права и устанавливать правовые механизмы его осуществления, условия и порядок реализа­ции, но при этом не должен допускать искажения существа данного права и введения таких его ограничений, которые не согласовывались бы с конституционно значимыми целями. Данная правовая позиция, сформулированная Конституцион­ным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 октября 2001 года по делу о проверке конституционности поло­жений, содержащихся в статьях 47 и 51 УПК РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона "О

содержа­нии под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", сохраняет свою силу.

Право каждого задержанного или находящегося в заключении лица связываться и консультироваться с адвокатом провозглашено и в утвержденном Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1988 года Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, предусматривающем предоставление необхо­димых для этого времени и условий и недопустимость временных отмены или ограничения права на посещение заключен­ного адвокатом без промедления и цензуры, кроме исключительных обстоятельств, которые определяются законом или установленными в соответствии с законом правилами, когда, по мнению судебного или иного органа, это необходимо для поддержания безопасности и порядка (пункты 1, 2 и 3 принципа 18).

Конституционные положения о праве на получение квалифицированной юридической помощи применительно к осу­жденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы, конкретизированы в части четвертой статьи 89 УИК Россий­ской Федерации, которая связывает предоставление свиданий с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказа­ние юридической помощи осужденным, только с подачей осужденным соответствующего заявления. Каких-либо дополни­тельных, носящих ограничительный характер условий предоставления осужденному свиданий с адвокатом закон не преду­сматривает, из чего следует, что администрация не вправе отказать в удовлетворении заявления осужденного о свидании с приглашенным им адвокатом.

Это согласуется с выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 25 октября 2001 года правовой позицией, согласно которой выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголов­ное дело, а реализация закрепленного в статье 48 (пункт 2) Конституции Российской Федерации права подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена разрешением соответствующего должностного лица или органа.

Об уведомительном, а не разрешительном, характере предусмотренного пунктом четвертой статьи 89 УИК Россий­ской Федерации порядка предоставления осужденному свиданий с адвокатом свидетельствует, в частности, закрепление в параграфе 14 принятых на основе Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации Правил внутреннего распо­рядка исправительных учреждений (утверждены Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 30 июля 2001 года N 224) положения, согласно которому количество и продолжительность свиданий осужденного с адвокатом не ограни­чиваются.

Не вытекает право администрации учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, отказать осуж­денному в свидании с адвокатом и из


рассматриваемых положений статьи 118 УИК Российской Федерации, содержащих запрет на свидания для осужденных, водворенных в штрафной изолятор (пункт первая), и ограничение количества свида­ний одним краткосрочным свиданием в течение шести месяцев для осужденных, переведенных в единое помещение ка­мерного типа, помещение камерного типа или одиночную камеру (пункт "г" части второй). Названные положения устанав­ливают особые условия содержания осужденных к лишению свободы в штрафных изоляторах, помещениях камерного ти­па, единых помещениях камерного типа, одиночных камерах и не содержат каких-либо предписаний, регламентирующих получение осужденным юридической помощи, в том числе предоставление ему свиданий с приглашенным адвокатом, и, следовательно, не могут расцениваться как затрагивающие право на квалифицированную юридическую помощь.

Как следует из статьи 89 УИК Российской Федерации, законодатель, предусматривая предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются им в целях сохранения социально-полезных связей с родственниками и иными лицами, и с другой - свидания с адвокатами и иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в целях реализации осужденными конституционного права на получе­ние квалифицированной юридической помощи. Именно с учетом различий в правовой природе и сущности этих видов сви­даний, законодатель, хотя и использует для их обозначения один и тот же термин, вместе с тем по-разному подходит к их регламентации исходя из того, что, если режим свиданий осужденного с родственниками и иными лицами предполагает нормативную определенность в части, касающейся продолжительности, частоты, порядка их предоставления и проведе­ния, а также возможных ограничений, то правовой режим свиданий с адвокатами, как обеспечиваемый непосредственным действием права, закрепленного в статье 48 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, не требует подобного урегу­лирования. Свидетельством нетождественности указанных видов свиданий является и то, что свидания с адвокатами и лицами,' имеющими право на оказание юридической помощи, не засчитываются в число свиданий с родственниками и ины­ми лицами (параграф 14 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений).

Таким образом, положения части первой и пункта "г" части второй статьи 118 УИК Российской Федерации - по их конституционно-правовому смыслу в системе норм - не могут расцениваться как допускающие возможность ограничения права осужденного, переведенного в период отбывания наказания в виде лишения свободы в штрафной изолятор или по­мещение камерного типа, на свидания с адвокатом или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помо­щи.

Иное истолкование данных положений лишило бы этих лиц возможности в полной мере воспользоваться гаранти­рованными им Конституцией Российской Федерации правом на получение квалифицированной юридической помощи и правом на судебную защиту,


ограничение которых, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федера­ции, не может быть оправдано целями, указанными в статье 55 (пункт 3) Конституции Российской Федерации, и недопусти­мо ни при каких обстоятельствах (Постановления от 13 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности части пя­той статьи 209 УПК РСФСР, от 27 марта 1996 года по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона Российской Федерации "О государственной тайне", от 27 июня 2000 года по делу о проверке конституционности положений части пер­вой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР).

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Россий­ской Федерации






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   61

Похожие:

Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconСодержани е обращение к читателям Президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В
Обращение к читателям Президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconРешение совета Адвокатской палаты Новосибирской области о порядке участия представителей Совета Адвокатской палаты
Европейского Суда по правам человека и Конституционного Суда РФ определен правовой статус представителя адвокатской палаты и конкретизированы...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconИркутской области
Рх, руководствуясь пунктом положения о министерстве здравоохранения Иркутской области, утвержденного постановлением Правительства...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconУтвержден
Контрольно-счетной палаты Иркутской области, постановление Коллегии №2(217)/2-ксп от «05» февраля 2016 года
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconАдвокатская палата Брянской области
Совета апбо от 25 марта 2014 года «О размещении информации на официальном сайте апбо», данные решения соблюдаются далеко не всеми...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconМетодические рекомендации по разработке органами местного самоуправления городских округов и муниципальных районов Иркутской области планов мероприятий («дорожных карт») по развитию территорий муниципальных образований Иркутской области
Иркутской области планов мероприятий («дорожных карт») по развитию территорий муниципальных образований Иркутской области
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconИнформация об исполнении областных государственных полномочий в области охраны труда в г. Иркутске
Тики в области охраны труда осуществлялась в рамках реализации Законов Иркутской области «Об охране труда в Иркутской области», «О...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconРоссийская федерация черемховский район, Иркутской области Новогромовское муниципальное образование
Генеральных планов поселений и городских округов, статьями 11, 12 Закона Иркутской области от
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconМетодические рекомендации министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области по вопросам создания муниципальными образованиями Иркутской области доступной среды для инвалидов и других маломобильных групп населения
Далее – мгн в Иркутской области, в том числе наличие барьеров, препятствующих получению услуг инвалидами наравне с другими гражданами,...
Статья президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В iconI. Обзор основных изменений законодательства о местном самоуправлении, внесенных в течение последнего времени
Методические рекомендации министерства образования Иркутской области муниципальным образованиям Иркутской области


База данных защищена авторским правом ©metodir.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница